консультация психолога Чего не знали Дон Жуан и Казанова?

Квалифицированная психологическая помощь. Большой опыт работы.

Прием ведут дипломированные специалисты МГУ им. М.В.Ломоносова, практикующие психологи, психотерапевты, преподаватели.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

Адрес центра: Москва, ул. Волхонка, д. 6, стр. 5,
тел. +7 (495) 646 77 33, +7 (495) 697 97 55



Чего не знали Дон Жуан и Казанова?



Одно из заметных направлений поп-психологии для мужчин — это техники соблазнения. Здесь есть свои гуру, свои школы, сообщества, книги, интернет-ресурсы, и число их продолжает расти: хочется мужчинам освоить секреты Дон Жуана и Казановы!


Ясно, что участниками тренингов и покупателями книг такой направленности становятся мужчины, не слишком, мягко говоря, успешные в сфере соблазнения. Менее очевидно, что технологии «пикапа» успешно осваивают не все страждущие, а люди, в чем-то похожие на автора «методики», а он, как правило, является уверенным в себе, раскрепощенным человеком, без комплексов и зажимов.


Проблема заключается в том, что научиться искусству покорения женских сердец, научиться проходить путь от знакомства до интимной близости больше всего мечтают молодые люди (и порой зрелые мужчины) совсем другого типа: застенчивые, стеснительные, ранимые, закомплексованные, неуверенные в себе и своей привлекательности для противоположного пола. И книжки, и тренинги по соблазнению обещают таким несчастным «быструю перезагрузку мозгов». На практике же максимум, что получается обрести, так это внешний панцирь нагловатости, но он, во-первых, быстро слетает, а во-вторых, вообще далеко не всем идет.


В итоге без реальной помощи оказываются как раз те, кому она больше всего нужна. Мы попробуем им помочь, разобрав один сложный конкретный случай.

Свободные ассоциации. Часть 1.
«Секс… Нечто восхитительнозахватывающее… Потрясающее… Когда можно все, когда все барьеры упали…
Что-то не очень приличное… О чем девушки говорят, смущаясь… Недоступная сфера… „Не дают“… Не пускают туда…
Секс. Все так живут. Для многих это так же естественно и просто, как дышать.
Покореженная часть моей жизни…
Область, куда я сам себе не даю уверенного разрешения идти…
То, о чем и подумать трудно по отношению к моим знакомым женщинам, например, коллегами по работе! Умом прекрасно понимаю, что „все они делают это“, но не могу себе представить мое движение в эту сторону по отношению к ним — такая мысль пугает, хочется сразу остановиться, пока не отказали, не пристыдили, не возмутились: „Да ты что! Да о чем это ты подумал, а?!“
А если „да“, то что тогда? Ещё непонятнее. Как на нее смотреть, как улыбаться, как говорить? Вот, как все сложно.
А если чувства только в одну сторону? А если чувства так захватывают, что едет крыша, и ты готов всю жизнь положить для продолжения и развития? А если тебя на этом и заловят? А ты и сам рад будешь… И только очень не скоро очнешься, да поздно…
Насколько же дружеские отношения проще и понятнее! Тут все ясно: что делать, как делать, чего не делать… А любовь — терра инкогнита… Хочется прямо заключать с ними контракт».

 

Разбор полета
Свободные ассоциации — это изобретенный З. Фрейдом способ выводить содержание бессознательного на уровень сознания. И мы видим интересную картину.
«Правильные», но не укорененные в душе мысли, чередуются с подлинно своими, которые наполнены, увы, не радостями, а страхами, стыдом, сомнениями.
Есть и сожаление о «покореженной части жизни» — вывод, однако, пессимистически-преждевременный.
Есть и диагностически точное: «Область, куда я сам себе не даю уверенного разрешения идти…» Такая проницательность облегчит дальнейшую психотерапевтическую работу, так как уже не придется доказывать, что неудачи происходят не из-за «коварных женщин», а по причинам внутреннего характера.
Замечательно осознание того факта, что пугает не только женское «нет», но и «да». Понятно, что Дон Жуану и Казанове подобные мысли и переживания даже в страшном сне не могли прийти в голову!
Выявился и страх потери самоконтроля и контроля над ситуацией: перспектива «сойти с ума от любви» не только не привлекает, а пугает.
Под конец высказалось оригинальное желание «заключать с женщинами контракт», но, увы, это про отношения другого типа.

 

Свободные ассоциации. Часть 2.
«От женщины мне хочется вполне понятного и спокойного — заботы типа маминой. Не совсем такой и не только такой, но в основе похожей…
Даже в эротических фантазиях часто поначалу появляется мамино улыбающееся любящее лицо…
Помню, как в детстве мама обнимала меня, прижимала к себе и говорила: „Никому тебя не отдам!“ Я смеялся, вырывался, но чувствовал что-то теплое и приятное…
Игры с мамой иногда носили какой-то сладковатый привкус, который можно назвать смежным с сексуальным кайфом. Не более чем. Но и не менее. Прекратились эти игры по моей инициативе.
По факту видно, что другие женщины, с которыми я общался, замечательно маму дополняли. Как друзья, как доверительные собеседники, как сексуальные партнеры. Все, что угодно, но без покушения на позицию мамы — женщины, с которой я живу. Может быть, я бессознательно таких и выбирал — „безопасных“ с этой точки зрения. Или выбирал всяких, но сам сводил отношения лишь к „дополняющим“ маму…»

 

Разбор полета
Что ожидалось, то и появилось: только в редких случаях серьезные проблемы мужчины во взаимоотношениях с женщинами бывают не связаны с фигурой мамы.
Очевидно, что в детском возрасте отношения мальчика с мамой были эмоционально насыщены и радостны. Эта же эмоциональная связь «связала ноги», не давая психологически отделиться от мамы настолько, чтобы быть готовым вступить в близкие отношения с другой женщиной.
Мы видим прямое послание мамы: «Не отдам тебя!» Вероятно, эти слова все ещё имеют власть…
Самый тонкий и деликатный момент касается эротической окраски отношений с мамой. Безусловно, все было абсолютно в пределах допустимого моралью, но где-то рядом с гранью. Причем инициатором прекращения «игр» была не мама, а сам подросток. В результате произошло такое наложение или смешение: любовные отношения ассоциируются, прежде всего, с фигурой мамы, а поскольку сексуальная близость с матерью запрещена категорически, то возникает сигнал «стоп» и когда речь идет о другой женщине.
Как и в прошлой части свободных ассоциаций, есть замечательные осознавания о собственной роли в том, как складываются отношения с женщинами: сам выбирал, сам сводил отношения к дружеским…

 

Свободные ассоциации. Часть 3.
«Как только я обозначаю желание перейти за пределы дружеского общения, начинается какое-то особое отношение ко мне со стороны женщины, мои обязательства перед ней, её ожидания относительно моих действий. Вот как было с О.: „мне плохо — приезжай“ — и поехал на другой конец города, пропустив тренировку — а оказалось, это была проверка. А поехал, потому что — любовник, значит, будь добр откликаться…
Друг развелся после 8 лет брака, и теперь бывшая жена претендует на его квартиру. Она сюда приехала из Владивостока, а в этой квартире жила ещё его бабушка! Вот так! И теперь они квартиру продадут, а деньги поделят. Это как называется? А она уверена в свой правоте. Несмотря на то, что это она ушла от него к богатому…
А вот был такой чиновник, кажется, Бойко. Катался на лыжах, упал, сломал позвоночник, сидит в коляске. Жена тут же ушла. К другому чиновнику. И таких историй тысячи.
Ну и как можно довериться женщине, когда они так поступают? Выбирать других? Но как их выбрать, отличить, распознать? На них не написано. Меня легко обмануть. Я не опытен в этой сфере. Я много чего в упор не увижу. Я легко поверю в то, во что меня будут убеждать поверить, и во что мне захочется поверить. Когда чувства, когда близость, да ещё если я сам добиваюсь! — тогда легко меня сбить и замутить голову…»

 

Разбор полета
Тоже ожидаемая часть общей картины — травматичный опыт, как собственный, так и наблюдаемый. Хорошо запомнились отказы, некорректные действия, манипуляции — все, что отозвалось болью в душе, причем, не затихшей до сих пор, спустя годы.
Видим, как из жизненного многообразия подбираются примеры, подтверждающие правомерность испуга: эта изменила, та бросила…
Реалистичная мысль о существовании «других» женщин тут же обесценивается через отрицание своей способности сделать правильный выбор, не стать жертвой обмана. Беспомощность, очевидно, преувеличенная.

 

Свободные ассоциации. Часть 4.
«Все же, видимо, мне важно получение одобрения мамы о женщинах, с которыми я общаюсь.
А события последних лет показали, что мама может влезть в мою личную жизнь — позвонить по телефонам, которые я ей не давал — так что мне ясно, что маму надо дистанцировать от моих знакомств…
Мне легко представить себе вспышку тревог мамы, если у меня появится женщина. Я начну часто приходить поздно. Я начну ночевать не дома — и это уже будет намного тяжелее для родителей. Тут уже возможны всякие ходы от звонка на работу до имитации ухудшения здоровья, приступа какого-нибудь…
Ну, а когда станет ясно, что я хочу жить с другой женщиной, тут вообще начинается область непредсказуемого… Что будет? Просьбы познакомить? Приехать в гости? Или просто знать адрес? Зачем? Чтобы приехать без предупреждения? А что дальше? Меня будут отговаривать? Мягко намекать, что „она тебе не подходит“? Как я с этим справлюсь? Игнорировать не смогу. А если мама начнет общаться с ней, и станет как-то укалывать её, либо ещё делать или говорить что-то негативное? Как это воспримет моя женщина? Как мы через это сможем пройти, и сможем ли?»

 

Разбор полета
Вот и ещё три важных открытия. Хотим, чтобы мама одобрила выбор женщины. То есть, смотрим на женщину как бы мамиными глазами, думаем о том, что сказала бы мама.
Оказалось, что со стороны родителей были не очень красивые поступки. Из дальнейшего ясно, что их движущим мотивом было беспокойство; его можно понять, но эти поступки оставили след в душе молодого человека.
Наконец, сильнейшая, судя по тексту, преграда к самостоятельной жизни — тревога за тревоги мамы. Сколько же тут вопросов без ответов! Картина рисуется неопределенная, и каждое «не знаю» ведет к негативному сценарию. Позитивные варианты развития событий не рассматриваются вообще.

 

Направления работы
Фрейд ошибался, когда считал, что осознание скрытого в бессознательном, само по себе гарантирует исцеление. Не у всех и не всегда. Но как первый этап психотерапевтической работы свободные ассоциации, безусловно, продуктивны.
Теперь понятны те психологические условия, в которых пытается действовать молодой человек. Очевидно, что они в существующем виде практически не сочетаемы с успешным построением близких отношений с женщинами. Ясно, что никакие тренинги коммуникативных навыков не помогут, так как они не изменят глубинные установки, детские переживания, тревоги, иррациональные убеждения и выводы.
Осознание внутренней реальности открывает широкое поле для самостоятельной работы в стиле когнитивной терапии. Выявленные методом свободных ассоциаций представления следует поставить под вопрос, сопоставить с реальностью, убедительно (для себя) опровергнуть и выработать более реалистичные. Несмотря на немалый объем работы, его вполне можно выполнить самостоятельно, прибегая, при необходимости, к помощи книг, интернет-ресурсов и знакомых как к источникам объективной информации.
Для того, чтобы убрать преграды в виде детских впечатлений, точнее, тех неправильных, неточных выводов, которые были сделаны в детстве, используется техника «перепроживания»: в состоянии расслабления (легкого транса) человек представляет, как он-взрослый оказывается рядом с собой-ребенком и сообщает ему, как следует правильно понять ситуацию, какой из нее сделать вывод.
Так, снимая слой за слоем помехи и преграды, открывается путь к естественной свободе во взаимоотношениях с женщинами. Нет никакой необходимости осваивать какие-то специальные «техники соблазнения». Когда в душе нет искусственных барьеров, сближение становится одним из вариантов естественного развития отношений, которое достаточно просто себе разрешить.

Илья Шабшин, психолог-консультант

Психологический Центр на Волхонке работает без выходных дней с 10 до 22 часов вечера. Тел. (495) 646-77-33, 697-97-55
Адрес Психологического Центра на Волхонке: Москва, Волхонка, 6/5, ст. метро "Библиотека им. В.И. Ленина"

Психологи, психотерапевты и другие специалисты Психологического Центра будут рады помочь вам!